Содержание предпроектных работ в ландшафтной архитектуре и строительстве

Основной стимул реставрационного деяния — стимул сохранения, спасения памятника.

Из Венецианской хартии 1964 года

Историко - архивные исследования

Чтобы профессионально подойти к решению реставрационных задач, архитектор-проектировщик должен получить наиболее полные ответы на широкий круг вопросов: какова была социальная обстановка в период возведения памятника, дата начала проектирования и строительства памятника, имя автора проекта и ведущих мастеров, непосредственно осуществлявших проект. С той же скрупулезностью, с какой изучается возникновение памятника, должна быть выявлена вся информация о его последующих перепланировках, перестройках и ремонтах. Вся эта информация собирается в государственных архивах, архивах бюро технической инвентаризации, в музеях, а порой — даже в подвалах и чердаках зданий, где люди с русской ментальностью любят хранить все ненужное им в быту.

Приведем для убедительности два примера.

В 1981 году по заказу Таганрогского горисполкома архитектурно-реставрационная мастерская № 1 Северо-Кавказского филиала института «Спецпроектреставрация» выполняла проект реставрации дома № 56 по ул. Греческой в Таганроге, в котором в 1883-1894 годах жил и работал в отделении Русского общества пароходства и торговли Ипполит Ильич Чайковский — брат всемирно известного русского композитора (к сожалению, сам процесс реставрации начался только в 2008 году). Особняк, построенный в духе эклектики с явными элементами романской архитектуры, что особенно ярко проявляется в образе башенки на уровне 2 этажа, привлекает внимание всех туристов, спускающихся к морю по знаменитой Каменной лестнице. Но именно со стороны лестницы, на месте нынешнего летнего кафе «Депальдо», что видно и на фотоснимке, перед зрителями возникает торцовая стена без художественной пластической обработки, оштукатуренная и выбеленная известью. Все остальные стены дома выполнены из красного кирпича и стилизованы. Что это за загадка? Почему налицо нарушение стилевого единства в оформлении фасадов здания? Может быть, к дому И.И. Чайковского подходила вплотную другая постройка?

Архивные поиски в Таганроге и Ростове ничего не принесли, а в филиале Государственного архива в Санкт-Петербурге наших искусствоведов ждал сюрприз: была обнаружена проектная документация, разработанная еще в 1871 году по заказу таганрогского помещика Калиновского, который дом начал возводить, но в незавершенном виде проиграл его в карты купцу Сарандино, который и завершил строительство. В соответствии с проектом в особняке должно быть 12 комнат; сейчас в доме-музее Чайковских их семь. Именно там, где сейчас находится кафе, были еще 5 комнат, что подтвердили раскопки фундаментов.

Опросы городских старожилов показали, что в 1927 году, во время печально известного крымского землетрясения, до Таганрога докатился его отголосок силой порядка 5,0-5,5 балла по шкале Рихтера. Этого оказалось достаточно, чтобы половина дома, находившаяся у края обрыва, потеряла свою конструктивную устойчивость и развалилась.

Другой пример, доказывающий важность архивных исследований, связан с новочеркасской архитектурой. Нынешний главный корпус государственной мелиоративной академии возведен в 1888-1891 гг. под Донской Мариинский институт благородных девиц взамен меньший, не столь импозантный, постройки 1853 года (старый корпус сохранился на площади Павлова и приспособлен сейчас под госпиталь МВД России). Здание на Пушкинской улице достойно украшает центр города, и хотя оно возведено в духе эклектики, его масштабы, планировочная структура, качество выполненных работ восхищают современников. Долгое время оставалось загадкой — кто автор проекта этого замечательного здания? Ответ на этот вопрос был найден, когда при подготовке экспозиции музея инженерно-мелиоративного института (прежнее название — НГМА) были разобраны и изучены все архивные материалы не только НГМА, но и Мариинского института. Автором проекта учебного корпуса оказался академик архитектуры А. А. Ященко, создавший в Новочеркасске несколько шедевров архитектуры, в том числе и третий в мире по величине православный собор (1905 г.).

В любом случае надо помнить «золотое правило» архитектора-архивиста: точность чертежа зависит от того, имеем ли мы дело с оригиналом или его копией.